Михаил Казиник: «Порой мне кажется, что люди просто спят. Мне хочется пробудить их и поговорить» | 5 СФЕР

Мария Перетяка

Заместитель главного редактора портала 5sfer.com. Журналист, блогер.

Михаил Казиник: «Порой мне кажется, что люди просто спят. Мне хочется пробудить их и поговорить»

Время Чтения: 10 мин.

Мы продолжаем разговор с одним из самых эрудированных и харизматичных культурологов — Михаилом Казиником. В прошлый раз мы коснулись темы образования. Вторая часть нашей беседы посвящена сразу двум масштабным темам — вопросам воспитания и веры. Борис Семенович убежден, что оба эти понятия в чем-то связаны. Ведь от того, как человек учится воспринимать мир в детстве во многом зависит его будущее. И вот он уже представляет Бога не как персонажа, а как что-то совершенное и всеобъемлющее, что-то что помогает ему постичь прекрасное.

к оглавлению ↑

«Достаточно научиться мыслить ассоциативно, логически — и ты получишь Нобелевскую премию»

— Усилилась ли, по-вашему, пропасть между поколениями или сюжет тургеневских «Отцов и детей» вечен? Нужно ли поколениям пытаться перевоспитывать и учить друг друга? Насколько сильно людям вообще важны авторитеты?

Проблема отцов и детей существует на уровне попсы — в широком смысле этого слова. Это когда мама плачет над Пугачевой, распустив волосы, а дочь делает то же самое, но над Леди Гагой. И не может понять, что такого мать находит в этой поющей тетке. А все потому, что попса имеет ограниченность во времени. И Алла Пугачева, хоть и была талантливой артисткой, но уже потеряла актуальность. 

Но, если мать и дочь, склонились над музыкой Баха, у них проблем нет. Если они обе читают «Тартюф» Мольера и, поднимая головы, многозначительно смотрят друг на друга и понимают, что Мольер так давно написал о сегодняшнем дне — у этих поколений разрыва нет.

Мне очень радостно, когда после моих лекций люди выходят и внезапно начинают смеяться над собой. И не надо уходить в Шопенгауэра и Канта, достаточно научиться мыслить ассоциативно, логически — и ты получишь Нобелевскую премию. А все потому, что нобелевские лауреаты обладают межпредметным мышлением.

—Ученые называют сегодняшних детей поколением Альфа. Говорят, что именно эти дети, взрослея, перекроят мир и выведут новую парадигму жизни. Уже сейчас они записывают кавер-версии в Тик-Ток на известные классические произведения: актуализируют того же Баха, Моцарта, Шопена. Как вы относитесь к такому прочтению классики на новый лад?

Вы знаете, по-разному. Если не было оригинального Баха в детстве — то плохо. А если он был и есть, и сейчас мы делаем его в рок-, джаз- и поп-аранжировках, то это очень милый и приятный казус. Хорошо, что само имя Баха у них на устах.

 Казиник Михаил

Ваш вопрос аналогичен тому, если спросить: морфий это хорошо или плохо? В первую очередь стоит понять, как и кто его применяет. Если как лекарство при невыносимых болях, которое помогает миллионам людей без страданий уйти в мир иной, не осознавая, что они умирают и не чувствуя боли, то морфий — это спасение.

Но морфий, принимаемый здоровыми людьми как наркотик сам несет образ смерти. Сам по себе морфий нейтрален. Хороши или плохи люди, которые его используют.

к оглавлению ↑

«Есть два вида гениальности. Гениальность созидания и гениальность восприятия»

— Однажды вы упоминали, что все нобелевские лауреаты, с которыми вам доводилось общаться, были воспитаны на классической музыке. А у многих за плечами музыкальная школа. Значит ли это, что музыка — ключ к коду гениальности?

— Вот если вы почитаете мои книги, то узнаете, что есть несколько составляющих гениальности. Первая — ассоциативное мышление. Вторая — классическая музыка, как межпредметное существо. Третья — чувство юмора. Потому что юмор — одно из самых ярких проявлений интеллекта. У животных чувства юмора нет. Но, увы, нет его и у большинства людей. Это приводит к тому, что на иронию и сатиру человек реагирует неправильно, принимая из в лоб.

— Вы так же говорите, что человек уже создан гениальным и совершенным, независимо от своего происхождения, рода деятельности, социального положения и обстоятельств. Тогда в чем же трагедия человечества? Как мы можем раскрыть себя миру? Как вырваться из рутины негатива, которая стала для многих повесткой дня и начать относиться к миру, жизни и другим людям с созиданием, уважением и любовью?

— Ответ здесь очень прост. Есть два вида гениальности. Гениальность созидания и гениальность восприятия. Те, кто обладают первой — инопланетяне. Им очень тяжело живется на земле. Часто у них нет неи фонтанчиков, ни домиков, ни жен, ни детей. Ничего такого не было ни у Шопена, ни у Чайковского, ни у Бетховена. Они не смогли создать семейного уюта, потому что им сложно приспособиться к жизни на земле. Гений созидания — это карма. Это невероятное космическое пришествие. Этим людям чужды земные законы. Отсюда, к слову, и нетрадиционные формы сексуального взаимодействия. У Микеланджело, Чайковского, Леонардо и Шекспира ориентация весьма своеобразная и очень сложная.

Но есть и другая форма гениальности. Когда человек не рожден, но готов к восприятию, как любой самый маленький ребенок. И если это восприятие правильно настроить. Если он начнет понимать глубоко смыслы и тайные знаки текстов — поэтических, прозаических и музыкальных, — это и будет проявленный гений восприятия.

Но, если гений раскрывается через творчество, то почему для многих талантливых людей этот гений, эти страдания становятся невыносимой ношей: многие из них уничтожают себя алкоголем, наркотиками, самоубийствами…?

— А здесь и проявляется та страшная трагедия. Если гений созидания не найдет себе пару из гения восприятия — он рискует погибнуть в одиночестве. И часто, вы правы, трагически. Он, сродни Гамлету, так и не успеет перевернуть этот мир и уйдет в небытие. Поэтому гениальность восприятия не менее значима. Ведь она питает создателя.

Так, например, у женщины есть способность быть музой. Если она — муза, то гений рядом с ней реализуется активнее. Если она — ведьма, то гению трудно.

Такое «ведьмой» была, например, жена немецкого композитора Франца Йозефа Гайдна. Она ставила сковородки на его партитуры, а на возмущения мужа отвечала: «Какая разница. Ты ведь уже все это исполнил».

— Могли бы вы тогда назвать 10 талантливых композиторов современности/недавнего прошлого, произведения которых пробуждают в человеке спектр чувств. 

 — В свое время Уильям Голдинг составил список из 50 композиторов, провел колоссальною социологическую работу и написал книгу «Классическая музыка».

Если нужно всего 10, то это: Бах, Моцарт, Бетховен. Причем последний, лично для меня, это вершина. Его нужно постоянно и много слушать, может даже чаще, чем остальных.

Далее идут три «Ш» — Шуман, Шопен, Шуберт. 

Нельзя упустить и Гайдна. А все потому что его музыка — это мощнейший антидепрессант. Поэтому прослушайте все го 104 симфонии. Да не пропускайте, потому что возможно какая-то 69 будет именно той самой для вас. У нет ни одной заумной, закрученной и сложной. Все они чистые и красивые. Это как калейдоскоп, где музыка похожа на бесконечную смену узоров. Рекомендую также Генделя и Concerti Grossi Корелли.

Это, пожалуй, основные фамилии. Остальное — дело вкуса. Кто-то жить не может без Шостаковича. Хотя я вот не советую слушать его, пока не наладится жизнь в государстве. Равно как и читать Достоевского. Потому что часто вся жизнь вокруг вас — это Шостакович и Достоевский.

— А что на счет современных гениев? 

 — Могу назвать одно имя — Лера Ауэрбах. Сегодня она является тем океаном, мне кажется, которым раньше считали и Баха. Ее музыка сложна, многослойна и монументальна. Она пропускает ее через себя и выдает абсолютно гениальные вещи. Это трагическая, но красивейшая музыка. В ней все — от детской песенки до колокольных звонов. От погребального шествия до свадебного ритуала. Чего только нет в ее грандиозных симфониях, кантатах, операх и балетах. Всякий уважающий себя зал, ставит сегодня Леру Ауэрбах.

к оглавлению ↑

 «Опыт показал, что выжить получилось у тех народов, которые наделены достаточным чувство юмора»

— Сегодня мир накален: почти по каждому вопросу разворачиваются словесные, а иногда и военные баталии. Существует ли механизм, методика, способ примирить их? И как можно договориться людям, у которых разный взгляд на историю, разные герои, убеждения, религиозные взгляды…?

 — Однажды я приехал с концертом в Молдову. И, когда шел на сцену, знал, что публика в зале поделена идеологически на три группы. Одни — очень хотели присоединиться к Румынам, считая себя частью большого народа. Другие, напротив — яростно отстаивали свою самобытность и всячески открещивались от румын. Третьи же и вовсе хотели стать частью России. 

Я выхожу на сцену, начинаю играть Баха. Говорю, что музыка Баха рождается вверху и ниспадает на Землю солнечными лучами. Потом начинаю играть музыку Моцарта, рассказывая, что она рождается внизу, как корневая система, и расцветая идёт ввысь, пробивая все грунты. И вот, когда музыка Баха сверху низкие музыка Моцарта снизу вверх сталкиваются, то образуют защитную пелену от гнева Всевышнего.

После этого прерываюсь и спрашиваю зал: «Вы, кто? Вы — молдаване, румыны или русские? А мне почему-то хочется верить что вы дети Баха и Моцарта, что вы — дети Европы и европейской культуры от античных времен!». 

Зал в этот момент устраивает стоячую овацию. А все потому, что мне удалось примирить их. Мы все дети — античной культуры. И вышли все из Сократа, Платона и Аристотеля. В нас живут авторы Великой комедии и трагедии. Все музыкальные и театральные понятие, созвучные корни слов — вот что объединяет нас — культура! Что ж мы тогда мечемся и силимся примкнуть к какому-то из племени людоедов?

Не нужно валять дурака!

 — Вы часто упоминаете, что самоирония и чувство юмора — броня перед невзгодами. Почему так мало людей умеют смеяться над собой? Почему мы храним обиды, не можем отпустить прошлое и ждем покаяния, которого, обычно всегда недостаточно?

— Это все наследие животного мира. Животное не хочет смеяться над собой. Оно не в состоянии. Если, какая-нибудь обезьяна, ещё может раскрыть пасть и подразнит соседа, то над самой собой она смеяться не будет. 

 Михаил  Казиник

И в то же время опыт показал, что выжить получилось у тех народов, которые наделены достаточным чувство юмора. Они смеются над собой, своими правительствами и богами. Вот вам пример. Помните момент, когда Бог сообщил Аврааму и Саре, что у них будет ребёнок. Как повела себя Сара? Она сказала Богу: «У меня давно кончились все женские циклы. Ты что смеешься издеваешься над нами?». А теперь представьте, произошла бы така история где-то у нас? Да православный, скорее умрет на месте, чем осмелиться сказать что-то подобное. Равно как протестант или католик.

А ведь религия допускает спор и несогласие с Богом, юмористическое отношение к нему. При этом христиане часто спрашивают, а что в Истории Христа, разве есть какой-то юмор? Да его там полно. Просто писание так перевели и заглумили, что вы не видите юмора. 

 — Так.. И где же в Библии юмор?

— О, да он там почти на каждом шагу, только разглядеть его можно, если посмотреть в суть написанного. Возьмем хоть сцену в Гефсиманском саду. Иисус ходит и ждет фактически, пока его схватят. И вдруг ему встречается женщина. И между ними практически завязsвается одесский разговор. И если перевести их беседу на простой человеческий язык, то она обращаясь к Иисусу, просит о протекции своих двоих сыновей. Говорит, мол, нельзя ли так устроить, чтоб мои способные мальчики сидели от тебя по обе стороны уже там? 

Ну согласитесь, же это смело и совсем не по канонам. 

На что Иисус отвечает ей, что несет ответственность, за все, что происходит на земле: за распятие, пытки и воскресение. А все списки, касательно рассадки — у папы. Я попытался максимально упростить их диалог, чтобы вы поняли суть. Юмор там есть и его обязательно нужно искать.

к оглавлению ↑

«Чтение — это грандиозный творческий процесс. Он доступен только гению восприятия»

— Михаил Семенович, статистика говорит, что культура чтения меняется и, увы, угасает. Что наслаждаться глубокими объемными произведениями у людей просто нет времени. Как вплести книги классиков и современников в быстрый ритм? Как правильно читать книги, чтобы они стали друзьями, а не испытанием?

— Читать их нужно с вдохновением, любовью и восторгом. Возьмем, например, Пушкинского Горация. В школе нам говорили, что в своем переводе «Памятника» Пушкин пробуждал чувства добрые. Но ведь на самом деле он спорил с Державиным, который говорит, что поэзия должно презирать тех, кто презирает ее. А Пушкин рассердился и сделал перевод, чтобы поспорить. Поэтому там и появились строки: 

«Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспоривай глупца».

Пушкин говорит, что не надо доказывать что-то тем, кто воинственно или презренно настроен к поэзии. С этими людьми не нужно вступать в перепалку. Они и обязаны презирать все это. Иначе их можно было бы назвать людьми.

И видите, какое дело, если мы будем читать правильно, то будем понимать, а значит и интересоваться.

Проблема в том, что в школе учат не читать, а складывать слоги. «Ма-ма мы-ла ра-му. Прочитал? Все, поздравляю, ты умеешь читать». Но нет же!

Это как поставить знак равно между ребенком, сыгравшим до-до, ре-ре, фа-фа, до-ре и учеником, сыгравшим 24 этюд Шопена. Чтение — это грандиозный творческий процесс! Он доступен только гению восприятия. Остальные же будут складывать слоги, пропускать все эпизоды и пролистывать только, чтобы узнать, за кого вышла Наташа Ростова. 

к оглавлению ↑

«Бог — не агент КГБ и не следит за каждым грешником с неба»

— Многие сейчас задумываются над вопросами бытия, происхождения мира, ищут бога или то, что его заменяет. Где по-вашему живет Бог, и как его можно услышать, увидеть, почувствовать?

— Я часто провожу следующий эксперимент с детьми. Спрашиваю у них, где небо? Все показывают пальцем вверх. «А как же вы сами? Себя вы почему не считаете?». И тогда, помню, один мальчишка, в Москве, вышел на сцену, и от самых подошв, красивым жестом провел вдоль тела и направил руки вверх. Потому, что Бог и небо — внутри нас. Оно начинается от наших подошв. Все они от 36 до 45 размера прикреплены к Земле. Все остальное — находится в небе. Мы наполнены небом. Мы — небожители. Часто мы называем его совестью и душой, любовью, а иногда и сердцем.

Бог — не агент КГБ и не следит за каждым грешником с неба. Он смотрит на нас изнутри, будучи настолько всемогущим, чтобы присутствовать всюду. Если он есть — а в этом понимании он точно есть — это гигантская энергия добра, красоты, любви и вдохновения. Этого Бога я признаю и верю. А в попсового Бога, где миллионы людей собираются, чтобы помолиться одной иконе — нет. Кроме того во многих религиях молится на икону — это преступление и хула.

Порой мне кажется, что люди просто спят. Мне хочется пробудить их и поговорить. Ведь как только они поймут, что со смертью тела не наступает смерть духа, что на самом деле они бессмертны по определению — вот тогда этот мир будет спасен.

Читайте первую часть разговора с Михаилом Казиником, где он проливает свет на современные проблемы школьного образования.

Не пропускай самые интересные публикации для личностного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Мария Перетяка

Заместитель главного редактора портала 5sfer.com. Журналист, блогер.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии