Культовый дизайнер иудейского мира Давид Ройтман: «Спецназ научил меня тому, что все препятствия только в голове» | 5 СФЕР
Хочешь стать признанным экспертом и зарабатывать на этом? Узнай 100% способ!
Закрыть

Культовый дизайнер иудейского мира Давид Ройтман: «Спецназ научил меня тому, что все препятствия только в голове»

Имя Давида Ройтмана  связывают прежде всего с брендом  David Roytman Luxury Judaica.

Именно он совершил своеобразную революцию, превратив обычную кипу — традиционный еврейский головной убор – в стильный и даже роскошный аксессуар.

Сейчас кипы и другие различные атрибуты иудаики от  Давида Ройтмана продают в 150 магазинах по всему миру – в Нью-Йорке и Иерусалиме, Москве и Одессе, Париже и Лондоне.

Но не все знают, что на пути к успеху Давиду Ройтману пришлось одному в десять лет покинуть родную Одессу и отправиться в чужой тогда для него Иерусалим,  закончить ешиву, отслужить снайпером в израильском спецназе – такие вот контрасты. А, став успешным бизнесменом, он решил опять удивить и начал писать картины. Но не кистью, а…снайперской винтовкой.

В интервью «5 сфер» Давид Ройтман рассказал о задуманном им перевороте в искусстве,  о дружбе с дизайнерским домом Zilli, Валентином Юдашкиным и Гадом Эльбазом, о том, как коронавирус изменит картину нашего мира и почему в бизнесе важно быть первопроходцем. 
  

Давид Ройтман

«Надо мной смеялись, но это усиливало мое стремление добиться успеха»

— Давид, у вас необычная судьба – вы родились в советской Одессе,  в десять лет без родителей переехали в Израиль. Этот переезд был сложным для вас, или прошел безболезненно, чему он научил вас в жизни?

 — На самом деле переезд был очень тяжелым. В десять лет я оказался один в совершенно новой для меня стране, без знания языка, без денег, без возможности к самостоятельной жизни. И хотя мне было всего десять лет, я практически  сразу стал подрабатывать. Но это все равно были какие-то смешные деньги, на которые можно было купить только шоколадку, кока-колу и ничего более. Хотя базисно нас, конечно, обеспечивали и едой и одеждой, и проживанием. Но вы представляете — я вырос в Одессе на Французском бульваре, занимался  парусным спортом… И вот эта цветущая красивая Одесса сменилась на Кфар-Хабад с его жалкими кактусами, неопрятно одетыми людьми. После Одессы контраст был очень сильный. И все это было очень-очень непросто…

—   И как вам удалось с этим справиться? 

— Просто я с детства – а у меня было непростое детство – жил по принципу: все, что меня не убивает – делает сильнее. Да, было тяжело, и я очень тяжело все это переносил, но у меня не  было выбора. Я хотел жить в Израиле, хотел учиться в настоящей ешиве. И я это получил, несмотря на все трудности. 

Давид Ройтман

— Видите ли  вы корни своего  успеха в том опыте? Может быть, эти трудности закалили вас, развили какие-то качества? 

У меня было несколько непростых этапов в жизни. Один из них – детство, период, связанный с репатриацией. Но мне кажется, что каждый из этих периодов сделал меня сильнее. Научил ли меня чему-то конкретному именно этот опыт? Не уверен. Единственное, что я из этого вынес: ты можешь рассчитывать только на себя. Хотя и в десять лет я понимал, что это бесценный жизненный опыт, и чем раньше я его приобрету, тем легче мне будет в будущем.

— Вам не страшно было в десять лет уезжать одному, без родителей?

— Ну, это была моя собственная идея. Я хотел учиться в настоящей ешиве. В Одессе тогда в этом плане  все было очень ограничено. Это был такой розовый романтический период. Я ехал на святую землю, о которой только слышал. Это было время до интернета. В итоге, все оказалось совсем не таким, как я представлял. Это было одно сплошное разочарование. Но тем не менее за своей мечтой я шел вперед. 

— Вы реализовали свою мечту — проучились восемь лет в ешиве, и вдруг после этого попали в спецназ — довольно неожиданно…

— Во-первых, уже с четырнадцати лет я понимал, что не хочу быть раввином и зацикливаться на этом образе жизни. Потому что иудаизм – это не профессия. Моя философия заключается в том, что еврей должен  жить обычной жизнью и при этом оставаться религиозным человеком.

Есть такая известная притча, которая повлияла на мое понимание этих вещей. Один еврей узнал о том, что если человек 40 дней не грешит ни делом, ни мыслью, то ему во сне явится пророк Илия. И вот он заперся, все время молился, постился, ел только хлеб и пил воду.  Прошло 40 дней – никого, 41 день, 42 – никого. Прождал он около 50 дней и пришел к своему раввину, спрашивает: «Ребе, как же так?» А тот отвечает: «Да, уединиться от мира и не согрешить – может каждый. Суть в том, чтобы жить в мире и не грешить 40 дней – вот тогда к тебе явится пророк».

И в этом мне кажется суть — изолировать себя от внешнего мира и быть идеальным  может каждый, а вот жить полноценной жизнью — ходить на работу, сталкиваться с людьми в разных ситуациях, делать карьеру, иметь семью, в армии служить – и оставаться праведным – в этом для меня и есть идея самореализации и служения Всевышнему. Именно таким путем я собирался идти уже лет с четырнадцати. Я знал, что пойду в армию, и захочу служить в самом лучшем подразделении. Для меня было очевидно, что я захочу жить полноценной жизнью, а не сидеть всю жизнь и учиться.

— А не могли бы вы рассказать, каким трем навыкам, которые помогают сегодня в жизни и бизнесе,  вас научили в спецназе?

— Таких навыков даже больше, чем три. Чем отличается спецназ от пехоты? Пехота – это группа людей, которых научили стрелять и которым дали, например, команду:  «У вас есть два часа, чтобы захватить эту гору». И они, используя свои умения, снаряжение, выполняют это задание. У спецназа все иначе. Ему говорят: «Вот на той горе есть Ахмед, он владеет ценной  информацией, он нам нужен целым и невредимым». И спецназ начинает заниматься в первую очередь сбором информации: узнавать кто такой Ахмед, кто его родственники, друзья, соседи, с кем он проводит время, какие у него хобби, как он может себя повести в крайней ситуации. Потом изучают,  добраться до него, затем — как безопасно вернуться. И только когда собрана вся информация, спецназ начинает разрабатывать операцию, чертить маршрут, проверять, не столкнемся ли мы с какими –то рельефными сложностями — слишком крутым обрывом, ущельем и т.д. После этого строим модель дома и отрабатываем, как мы входим в этот дом, как проходим комнату за комнатой, пока все это не доходит до уровня автоматизма. И вот только тогда мы сдаем экзамен на готовность к операции и начинаем ее проводить. 

Давид Ройтман

Вот это научило меня вести себя также и в бизнесе. Перед тем как что-то начать – нужно сначала собрать всю информацию, потом подготовиться и только потом реализовывать проект. Возможно, поэтому в моей бизнес-карьере не было провальных проектов. Многие бизнесы я не начал только потому, что уже на этапе сбора информации и разработки я  понял, что тут есть высокие риски или еще какие-то неблагоприятные факторы — и в конечном итоге это привело к тому, что я решил не влезать в эту драку…

—  Это первый навык. А еще два какие?

—  Дьявол в деталях. То, чему нас еще научили в спецназе – это проверять и перепроверять  все до малейших мелочей. Потому что, проводя какую-то важную спецоперацию, можно провалить ее только потому, что у тебя не вовремя села батарейка в приборе ночного видения и ты упустил того, за кем вы охотились. Сотни людей участвуют в операции — и беспилотники, и разведка – и из-за одной маленькой батарейки ты не смог сделать вовремя нужный выстрел – и вся операция насмарку. Поэтому детали, мелочи являются одним из главных факторов успеха любого предприятия – что спецоперации, что бизнеса.

И третье — один из важных моментов, которому  учат в армии – это то, что человек способен практически на все. Все препятствия, ограничения  у тебя в голове. Если ты у себя в голове снимаешь эти препоны, мысли, что это не выйдет, что это слишком сложно, далеко и т. д. – то все возможно. И когда начинаешь новый бизнес и уже  все просчитал – нельзя бояться. Нельзя допускать мысли, что это слишком масштабно для меня, слишком сложно и т. д. Тебя останавливают только страхи от неведения. Если не будешь бояться – у тебя все получится.         

— Кстати, когда вы начинали свой бизнес, многие его не понимали, говорили, что такие дорогие кипы никто не будет покупать.  Не было ли у вас страха, что эти люди могут быть правы?

—  Да, 5 лет назад, когда я только начинал,  надо мной действительно многие смеялись: «Ну кто будет покупать кипу за 150 долларов?»  Хотя сейчас у меня покупают кипы и за полторы, и за две тысячи…Но эти насмешки всего лишь усиливали мое стремление добиться успеха. Я считаю себя сильным человеком, а сильный человек не может поддаваться влиянию насмешек и упреков. В искусстве айкидо используют силу противника против него. Когда кто-то хочет тебе зла или насмехается над тобой, ты должен использовать это  для того, чтобы преуспеть еще больше. Тогда его насмешки, его негатив превращаются в позитив для тебя и ты понимаешь, что этот человек не обидел тебя, а сделал тебе только лучше. Это и есть истинная сила, истинная победа. Сейчас, когда у меня открыто 150 филиалов по всему миру, у меня свое производство, и мои кипы покупают сильные мира сего, никто уже не смеется. 

Давид Ройтман

«Мы с Гадом Эльбазом подарили наши кипы Дональду Трампу и Шелдону Адельсону» 

  — Среди ваших партнеров – Zilli, Гад Эльбаз, Валентин Юдашкин. Как вам удавалось их заинтересовать, наладить с ними сотрудничество?

— Я расскажу, как началась моя дружба с Zilli. Я был в Париже на Неделе высокой моды по приглашению Валентина Юдашкина и как-то  проходил мимо бутика Zilli. Я знал, что у главы этого дизайнерского дома Алана Шиммеля есть еврейские корни, и у нас много общих клиентов – успешных, известных. Я зашел в пятиэтажный бутик в центре Парижа и говорю:  «Здравствуйте, Алан на месте?». «Как вас представить?». «Давид Ройтман». Через несколько минут спускается Алан, обнимает меня, здоровается — оказывается, он знает обо мне от многих своих клиентов. Весь персонал в шоке: ведь так непринято — пришел человек с улицы, не назначив встречу – и вот он уже обнимается с их боссом. А я как раз спешил на показ Валентина Юдашкина, и мне пришлось сказать: «Вы знаете, я сейчас спешу. Если вы еще будете здесь, я могу вернуться после обеда». Тут от моей наглости все просто ахнули. А Алан говорит: «Ок, приходи в 4». И я приехал после показа Валентина Юдашкина. Приехал пьяный, потому что после этого был званый обед с журналистами, а я ем только кошерное, и все что я мог есть – это водка и соленые огурцы. Алан  провел меня в свой кабинет, и мы сидели и разговаривали с ним около двух часов. В итоге договорились, что сделаем коллекцию кип. И тут он достает из шкафа раввинские сюртуки и говорит: «У меня есть клиенты, которые просят, чтоб я сделал коллекцию сюртуков для раввинов. А я вообще не понимаю, как это, что это. Так что тебя мне Бог послал как манну небесную. Может, мы не только с кипами, но и с сюртуками с тобой объединимся».

И тут я вспоминаю, как 5 лет назад, когда я начал свою дизайнерскую линию Luxury Judaica, многие люди смеялись… И вот, спустя 5 лет, я сижу с владельцем бренда Zilli, который просит, чтоб я с ним сделал коллекцию… 

А с Валентином Юдашкиным у нас общие знакомые, и для него знакомые заказывали подарок с его инициалами. И поэтому он знал о нас. В один прекрасный день мне позвонили, я услышал голос: «Это Давид Ройтман? Вас беспокоит Валентин Юдашкин. Хотел бы с вами встретиться». Со временем мы подружились. Сейчас Валентин со всей семьей бывает у нас на шаббат в Иерусалиме, и мы у него в гостях бываем. Общаемся буквально каждый день. 

В январе 2019 года состоялась презентация нашей совместной коллекции в флагманском бутике Валентина Юдашкина на Вознесенском переулке. Пришло 500 человек, среди них и главный раввин России, и многие известные медийные люди. И сегодня в этом бутике в историческом особняке XVII века в 200 метрах от Кремля  есть целый зал, где выставлены наши с Валентином совместные коллекции.   

— С Гадом Эльбазом  вы тоже познакомились нестандартно?

—  Есть у меня один приятель-журналист с ведущего новостного канала Израиля. Он тоже религиозный еврей. И после того, как  побывал у меня на производстве, загорелся всем, что я делаю, и пригласил меня на ужин. И вот сидим мы с ним в ресторане в центре Иерусалима, а рядом с нами – огромный стол, шумная компания из двадцати человек. Мой приятель  спрашивает: «А ты знаешь, кто сидит за соседним столом? Это же Гад Эльбаз, сейчас он самый популярный в Америке еврейский религиозный певец. Вот если бы ты с ним как-то скооперировался, это бы популяризовало твой бренд в Америке».  А через минут десять к нашему столику кто-то подходит. Выяснилось, что это продюсер Гада Эльбаза. Через пару минут тот меня спрашивает: «Слушай, у тебя знакомое лицо. А чем ты сейчас занимаешься?». «У меня разные бизнесы. В первую очередь я занимаюсь дизайном еврейской атрибутики». А он: «Ты что, Ройтман? Правда?» Поворачивается  к Гаду Эльбазу и кричит: «Гад, ты не поверишь, кто здесь. Бросай все, иди сюда». Эльбаз подошел, и парень представляет меня: «Это Давид Ройтман, кипы которого ты носишь». Гад обрадовался: «Да ладно! Я же твой фанат, я покупаю твои кипы, всех им дарю. Я всегда тобой восхищался — что ты добился того, что евреи могут гордиться своими атрибутами. Я сам мечтал сделать коллекцию дизайнерских кип. Но меня кинули, деньги не вернули, кипы не сделали» . Я говорю: «Мне жаль, что так случилось. Если ты такой идейный и хочешь сделать коллекцию кип, можем сделать совместную коллекцию, я за две недели справлюсь».  Гад удивился: «В смысле – за две недели?». «У меня свое производство, я все делаю сам. Нарисую эскизы, мы все согласуем, и через пару дней кипы доставят в Израиль».

А Гад говорит: «Я через две недели выступаю в Майами на концерте перед Трампом. Там будет конференция на 8000 человек. Если ты успеешь — давай тогда там и презентуем эту коллекцию». Через две недели мы стояли с Эльбазом в зале на 8000 человек перед Трампом. Гад со сцены презентовал нашу коллекцию, и мы подарили кипы Дональду Трампу и Шелдону Адельсону». 

— Просто фантастика. Это дело случая?

— Я – верующий человек. Все свыше. Еврейская философия учит нас тому, что мы должны создать сосуд, который можно заполнить…Потому что если заполнять нечего…Это как в анекдоте про лотерейный билет:  приходит еврей к Стене Плача: «Всевышний, у меня нет денег, мне нечем кормить семью, помоги хоть в лотерею выиграть»…И каждый день он так молится, взывает к Богу. Тут еще один молящийся рядом еврей не выдержал и тоже попросил Господа помочь несчастному. В конце Всевышний  отвечает: «Да купи уже в конце концов лотерейный билет». 

Кипы от Давида Ройтмана — настоящее произведение искусства

купить кипу
купить кипу
фото: davidroytman.com
фото: davidroytman.com
купить кипу
фото: фото davidroytman.com

— Кто из известных людей являются вашими постоянными клиентами?

— Думаю, все известные бизнесмены и олигархи являются моими клиентами — от Льва Леваева до Михаила Мирилашвили. 

Давид Ройтман

Винтовка вместо кисти

— Давид, добившись признания в бизнесе, вы неожиданно обратились к искусству и начали писать концептуальные картины. Что стало посылом для творчества,  заставило взяться за кисть?

— Вообще-то, я рисую с раннего детства. С 6 лет я учился рисованию и лепке в частной художественной студии в Одессе. Рисовал я всю свою жизнь. Но никогда не выставлялся. При этом  искал разные формы самовыражения, в том числе и через картины. Тот же Валентин Юдашкин как-то сказал, что в мире современного искусства важна не только идея (что в принципе является его основой), но и путь ее реализации. Картина – это краски, которые нанесли на холст. И нужно найти свой уникальный способ нанесения краски на холст.

 Я полгода занимался исследованием того, как наносили краски на холст  известные художники XX-XXI века. Искал что-то свое, аутентичное, чтобы  стать первопроходцем. Но это должно быть не просто новинкой, но и соответствовать  моей натуре. Потому что в современном искусстве художник, у которого нет собственного « я»  и собственной истории – не добивается успеха. Как бы красиво ты это ни сделал, если ты как личность не несешь никакой смысловой нагрузки, ты никогда не добьешься никаких высот.  Нужно иметь свой жизненный путь.

 18 декабря 2019 года я завершил свою 18-летнюю службу в активном резерве израильского спецназа. За эти годы я участвовал во многих боевых действиях, разных операциях в Израиле и за его пределами. Все эти годы я служил снайпером. И тут меня осенило, что нет ничего более настоящего для меня, чем наносить краски на холст при помощи снайперской винтовки, которая была частью меня два десятка лет. Это – продолжение моих рук, моих идей. В спецназе мы с этим оружием и ели, и спали, и воевали, и должны были сродниться с ним. И действительно очень скоро эта винтовка стала частью меня. Это как  рояль для музыканта. Так же я чувствую себя, когда стреляю по краскам.

— Как это возможно  технически? Вы наносите краски на холст, а потом стреляете по нему?

— Мы ставим холст, перед ним на раме развешиваем емкости с краской. Располагаем их в соответствии с тем, как я вижу эту картину. И с расстояния в несколько десятков метров я из снайперской винтовки стреляю в нужной мне очередности по этим емкостям с краской. И от попадания боевой пули в емкость с краской, краска разбрызгивается на холст. Тут важно все – цвет красок, и расположение емкости с ними, и цвет холста. Например, бывает черный холст, на котором предварительно делаю накладку, например, в виде звезды, которую потом снимаю. И я стреляю по нему серебряными красками. После этого кистями к картине я уже не касаюсь. Я рассматривал разные варианты, думал, как сделать, чтобы на холсте не оставались дырки, стрелял по краскам рядом. Но потом понял, что в этих дырках — самая суть, цимес. Это делает мои картины  еще более уникальными и настоящими, еще более моими. 

 Возвращаясь к вопросу о предварительной подготовке и анализу — полгода я вынашивал план, как найти способ для нанесения краски на холст. И только через полгода  начал первые эксперименты, стал думать, как это осуществить технически.

— Для создания картин вы используете оружие. Какая идея стоит за этим? 

 Эту идею можно прочесть в названии коллекции: «Make art, not war» — «Занимайся искусством, а не войной».

Недавно меня пригласили принять участие в большой выставке  современного искусства в Москве. У меня уже начали покупать эти работы, хотя первая выставка должна была состояться только в мае в Лондоне. Теперь она, конечно, будет перенесена. 

—  А где черпаете вдохновение, как приходят идеи, образы ваших картин? 

—  Я никогда бы не подумал, что понятие вдохновение действительно имеет такой глубокий смысл. Оказывается, да. Бывают моменты, когда на тебя будто что-то снисходит  и ты начинаешь творить. Иногда я могу лететь в самолете и что-то придумываю. А бывает, я просыпаюсь утром – и меня что-то стукнуло в голову. И возникла какая-то идея. 

Давид Ройтман

«В наше время нужно либо быть первопроходцем, либо иметь огромные ресурсы»

—  Помимо Luxury Judaica  вы занимаетесь еще и продвижением IT старт-апов. Чем вызван этот интерес?

—  Я – молодой бизнесмен, начал бизнес 5 лет назад. Но у нас уже группа из 20 компаний. В их числе  есть и те, которые занимаются высокими технологиями, старт-апами. Один из трех старт-апов был связан с первой в истории  аппликацией, которая вобрала в себя всю информацию обо всех кошерных заведениях в мире. Мы не просто собрали данные из интернета, мы посадили целый колл-центр из десяти человек, которые собирали информацию обо всех работающих кошерных ресторанах. Вы спросите, зачем? Дело в том, что такие рестораны работают вне конкуренции, зачастую есть всего одна точка на весь город. И она не должна быть лучшей, потому что у людей все равно нет выбора. Поэтому такие рестораны часто меняют адреса, время работы, меню, не оповещая об этом никого.  А люди, которые приезжают в чужой город и хотят кошерно покушать, могут оказаться перед закрытой дверью. Я решил эту ситуацию исправить – и исправил. 

Еще один момент. Иногда полезно ориентироваться на мнение более опытных бизнесменов. И один из моих принципов в бизнесе – я – молодой бизнесмен,  есть люди умнее, опытнее, состоятельнее меня – если им не интересно инвестировать в такой старт-ап, то может и мне не стоит? Поэтому все подобные проекты я делаю за счет инвесторов. Если они в это верят – это один из фильтров. С меня идея и работа, с них деньги, так мы строим бизнес. И вот к нам вошел инвестор из Калифорнии, который вложил деньги в этот проект – и мы его реализовали. Сейчас уже вся информация собрана, сделана аппликация для App-Store. Правда, сейчас в связи с тем, что все рестораны по миру закрыты, мы поставили этот проект на паузу. 

— Многие говорят, что благодаря коронавирусу картина мира поменяется – многие бизнесы исчезнут, в то время как другие наоборот разовьются… 

— Это и так происходит, без связи с вирусом. Появился этап индустриализации – вымерло огромное количество бизнесов,  и последние годы мы говорим, что IT, высокие технологии заменяют огромное количество людей, поэтому многие профессии, которые сейчас популярны, через двадцать лет уже не будут актуальны. Так мы и без вируса об этом все время говорили..

— Но вирус, возможно, немного подтолкнет этот процесс?

— Да, он может просто повлиять на этот процесс. Но он его не инициирует и он его не завершает. Если сегодня так много функций выполняет электроника и роботы – от машиностроения до сельского хозяйства – то понятно, что это освобождает от работы огромное количество людей. Это все время происходит. Просто мы люди, нам присуще перекладывать вину на какие-то события или на каких-то людей.  Кто-то точно также евреев винит во всех бедах. То же самое мы делаем с вирусом. Вирус, безусловно, что-то поменяет – какие-то процедуры, которые раньше можно было сделать только физически придя на почту или в банк, видимо, станут дистанционными, потому что мы и так несколько месяцев с этим проживем. Какое-то количество сотрудников, работавших на почте или в банке, вынуждены будут перепрофилироваться.   

Кстати, один из моих подходов во время кризиса  как иллюстрация тезиса об использовании силы противника против него – я как раз сейчас расширил штат, мы начинаем осваивать новые направления, с которыми раньше не сталкивались. Мы начали производить изделия из стекла, из металла. Открыли линию David Roitman home — cтали делать салфетки, скатерти, платки с еврейской атрибутикой.  Сделали из меди футляры для мезуз «антикорона» , потому что, как выяснилось, вирус меньше всего прилипает к меди. Одну из таких должны установить на больницу Еврейской общины для больных коронавирусом в Днепропетровске.

— Давид, что бы вы посоветовали  начинающему бизнесмену — как можно  продвинуть свой проект, как эффективно презентовать старт-ап, как заинтересовать потенциальных инвесторов?

— Я считаю, что в наше время нужно быть либо первопроходцем, либо обладать огромными ресурсами. Быть первопроходцем – значит,  придумать нечто прорывное, такое ноу-хау, до которого никто до тебя не додумался и которое привлечет внимание и инвесторов, и клиентов. Приведу пример с моим проектом Luxury Judaica. Это может нравиться или не нравиться, но то, что я изменил ход истории – это факт. Никогда прежде головному убору, который по сути был просто дешевой тряпкой на голове, не придавали особого значения. Я превратил кипу в важный элемент еврейской атрибутики, продемонстрировал, что она достойна уважения.

Можно скомкать и бросить в угол кусок ткани за три доллара, но вряд ли кто-то посмеет так относиться к головному убору стоимостью $150. Десятки тысяч людей стали моими клиентами, и история еврейской кипы разделена на два  периода — до появления Давида Ройтмана и после.  

Ты также можешь добиться успеха, если имеешь огромные ресурсы  и можешь открыть несколько тысяч магазинов электроники. Если ты откроешь один-единственный ничем не примечательный магазин электроники – шансы на успех равны нулю. Потому что те, у кого есть десятки тысяч магазинов, закупают товар в других объемах, по другим ценам в другом ассортименте, и ты никогда не сможешь с ними конкурировать.  

Сам я очень многие вещи делал интуитивно, но ведь до того, как прийти в бизнес, у меня был большой в том числе организаторский опыт – я служил в спецназе, я  работал в огромной международной организации в США, руководил большим количеством сотрудников и проектов. Поэтому я могу посоветовать людям, которые хотят открыть свой бизнес, сначала попробовать себя в чужом бизнесе, чтобы получить опыт и набить шишки за чужой счет. Потому что за свой счет это может быть очень дорого. Опыт советую приобретать в больших компаниях, корпорациях, и потом его использовать для создания своего бизнеса. Это конкретный и очень важный совет. Потому что многие сломя голову бросаются в бизнес, ничего толком не зная, не понимая. Потом иссякают деньги, храбрость – и на этом все заканчивается.    

— Многие хотели бы стать успешными бизнесменами, но не у всех получаются. Какие качества нужно развить, чтобы преуспеть в бизнесе?

— Качества разные. Я вижу бизнесменов, которые добиваются успеха и подлостью, и воровством, и разводами, и страшными способами. Я вижу людей, которые добиваются успеха и честным трудом. Я вижу людей, которые, казалось бы, и палец о палец не ударили, но на них все будто сыплется сверху. Нет готового рецепта.  

Но мне кажется, главное — иметь свой жизненный путь. Не вертеться как флюгер по ветру – сегодня  в одну сторону, завтра – в другую. Так можно всю жизнь вертеться и ничего не добиться. Если у тебя есть свой путь, в который ты веришь и которым  идешь с высоко поднятой головой – то в конечном итоге тебя ожидает успех.

Если ты действительно искал и старался, то в конце концов все должно получиться. Не может быть, чтобы ты сделал все что нужно и у тебя ничего не вышло. Это может занять время, может, нужно пройти какие-то этапы – становления, развития, преодоления каких-то сложностей – но в итоге все сложится.

Не пропускай самые интересные публикации для личностного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Михаил
Михаил
6 месяцев назад

Очень интересная и познавательная статья, спасибо.